В Москву через Тирасполь: кто пытается взорвать Приднестровье

Фото:
ТАСС

Комментарии

Все новости на карте

Геворг Мирзаян — об опасности размораживания конфликта в Приднестровье и о том, почему Владимиру Путину было бы неплохо «сыграть в Эрдогана»

Захват Азербайджаном большей части территории Нагорного Карабаха и (по мнению азербайджанского лидера Ильхама Алиева) окончательное решение карабахского вопроса вдохновило элиты постсоветских республик, у которых есть свои «сепаратистские регионы». И если Грузия с Украиной пока думают, то в Молдавии перешли от раздумий к словам. Словам, которые при морально-материальной поддержке будущей администрации Байдена могут перетечь в действия и создать серьезные проблемы для Москвы

Еще недавно Приднестровский конфликт считался самым замороженным из всех территориальных споров на всем постсоветском пространстве. Самопровозглашенная Приднестровская Молдавская Республика заключила ряд договоров о формах сосуществования с Молдавией. Кроме того, на территории Республики находятся российские миротворцы, а также военные из Объединенной группировки российских войск (ОГРВ), охраняющие принадлежащие Москве склады вооружения, расположенные у села Колбасна. Если раньше предполагалось, что оружие с этих складов будет вывезено, то затем все поняли, что это технически невозможно, поэтому российские войска остаются там на неопределенное время. Ну и заодно поддерживают режим перемирия на обеих берегах Днестра.

«В Приднестровье не отделяют ОГРВ от миротворческого контингента России. Это прямо взаимосвязанные компоненты. Российские военнослужащие из ОГРВ проходят службу в миротворческом контингенте на ротационной основе», — заявил глава Приднестровья Вадим Красносельский.

Кишинев периодически возмущался сложившейся ситуацией, однако понимал и принимал правила игры. Приднестровье рассматривалось молдавскими властями как отрезанный ломоть — мирная реинтеграция ПМР в нестабильную и чужую (с этнической, культурной, исторической и геополитической точек зрения) приднестровцам Молдавию крайне маловероятна, а для силовой у Молдавии недостаточно ресурсов. Поэтому сложился более-менее устраивающий всех статус-кво. Как отмечает Красносельский, переговорный процесс с Молдавией фактически приостановлен. Кишинев максимально осложнял жизнь самопровозглашенной республике (в том числе и через блокаду), однако конфликт не размораживал.

И сейчас Майя Санду, пришедшая к власти по итогам нынешних президентских выборов и стремящаяся сделать Молдавию частью Румынии, хочет этот статус-кво разрушить. Она уже потребовала от России вывести войска из Приднестровья, а российских миротворцев заменить на представителей гражданской Миссии ОБСЕ.

Конечно, далеко не все даже в Молдавии согласны с таким, мягко говоря, неконструктивным предложением. «Те, кто сеет хаос, должны взять на себя ответственность за страну», — заявил пока еще действующий президент Игорь Додон. Ведь госпожа Санду должна понимать, что войска из Приднестровья Россия не выведет — ведь, как верно пояснил российский министр иностранных дел Сергей Лавров, этот вывод грозит «серьезными инцидентами». Продолжение требований тоже грозит серьезными последствиями в виде обострения отношений с Москвой, проблем для молдавских товаров на российском рынке, а также ответными требованиями Кремля к Кишиневу выплатить задолженность за российский газ, поставленный в Приднестровье (которое, по мнению молдавского руководства, принадлежит им).

Речь идет о сумме в 7 с лишним миллиардов долларов — в полтора с лишним раза больше, чем бюджет Молдавии на 2021 год.

Поэтому адекватные силы в Кишиневе уверяют, что слова Санду останутся только словами. «Пойти по силовому варианту у нее возможности нет. Мы ей этого не дадим и как партия самая большая, и как парламент, и как правительство, и как граждане Республики Молдова», — заявляет Додон. Однако все эти «не дадим» будут действовать вплоть до парламентских выборов (скорее всего, они пройдут в первой половине 2021 года), по итогам которых прозападные партии сформируют большинство, создадут правительство и позволят Майе Санду реализовывать ее курс. Точнее, не столько ее, сколько тех, кто стоит за госпожой Санду — западных элит, желающих нанести удар по ахиллесовой пяте России на постсоветском пространстве.

Проблема в том, что если Москва не выведет войска из Приднестровья, то она должна их защищать. Их — а также более 200 тысяч жителей региона, имеющих российские паспорта. Однако общей границы с Приднестровьем у РФ нет, как и выхода к республике через дружественное или нейтральное государство. Приднестровье зажато между Молдавией и Украиной, а сама Молдавия — между Румынией и Украиной. То есть для того, чтобы отправить туда войска, Россия должна вторгнуться либо на территорию страны-члена НАТО, либо в Незалежную, похоронив таким образом Минские соглашения и весь мирный процесс на Донбассе.

Да, если взглянуть на численный состав молдавской армии (около 5 тысяч человек), то кому-то может показаться, что ничего перебрасывать не нужно. Приднестровские вооруженные силы численностью в те же самые 5 с лишним тысяч бойцов, усиленные тысячным российским контингентом и поддержанные дальнобойным высокоточным оружием из России (недосягаемым для украинских ПВО) справятся с любой угрозой. Однако проблема в том, что защищаться нужно будет не только от молдавской армии, но и от «партнеров», которые готовы будут помочь молдаванам «восстановить суверенитет».

Причем речь не только о НАТО (по словам генсека которой Йенса Столтенберга, присутствие российских миротворцев в Приднестровье — это нарушение международного права и суверенитета Молдавии), но и об Украине. Получившая, по всей видимости, гарантии Запада, сейчас госпожа свежеизбранный президент собирается заручиться поддержкой Киева. Куда она собирается совершить свой первый государственный визит (для понимания, Игорь Додон ни разу за 4 года не посетил Украину).

В Киеве Санду встретят с распростертыми объятьями, а также подпишутся под любой авантюрой против ПМР. Украинское руководство рассматривает Приднестровье как враждебную российскую территорию. Поэтому не только в 2015 году денонсировало соглашение о транзите российских грузов в Приднестровье, но и регулярно блокирует границу с самопровозглашенной республикой. Более того, Киев жаждет отомстить «русскому миру» за поражения в Крыму на Донбассе. Развязывать военные действия в этих регионах Украина не может — российскую Тавриду защищают Вооруженные силы РФ, а в случае вторжения на территорию ДНР и ЛНР в помощь местным формированиям подует такой сильный «северный ветер», что может сдуть не только украинские войска с Донбасса, но и майданные власти из Киева. Однако эскалация ситуации в Приднестровье и при определенных обстоятельствах даже вооруженная поддержка Молдавии (которая формально владеет территорией самопровозглашенной республики) резко снижает возможность российского военного ответа.

Понятно, что НАТО и Украина будут подключаться под прямым контролем приходящей администрации Джозефа Байдена, которая, скорее всего, станет дирижером возможной приднестровской авантюры. Для людей Байдена размораживание конфликта в Приднестровье нужно не только и даже не столько для выбивания из-под России постсоветского пространства — они рассматривают это выбивание как часть своей стратегии по смене власти в Москве. «Для президента Путина и России мощь определяется их геополитическим влиянием в мире. Подрывая это влияние и изолируя Россию в политическом плане, мы нивелируем эту мощь», — сказал свеженазначенный госсекретарь США Энтони Блинкен. И Приднестровье — очень удачное место для такого подрыва, ведь почти любой исход конфликта (вывод российских войск или затяжное серьезное обострение, вплоть до ввода молдавских войск и «иностранных добровольцев») приведет к поражению Москвы.

Однако Кремль вполне может сорвать планы западных кукловодов и их региональных инструментов. Для этого просто нужно «сыграть в Эрдогана» — жестко и четко дать понять, что в случае эскалации Россия пойдет до конца.

Как пошла в 2008 и в 2014 году, наплевав на все международные приличия и просто защитив свои интересы. Что, например, в случае появления любой угрозы для российских граждан в Приднестровье вежливые люди будут пробивать туда коридор через Одессу.

Да, такой вариант чреват признанием трупа (то есть Минских соглашений) трупом и серьезной эскалацией ситуации в регионе — однако именно эта эскалация серьезно ударяет не только по Москве, но и по интересам европейских стран. Одно дело, когда Россия мирно сдает Приднестровье и позволяет государству «восстановить территориальную целостность» (как это было в Карабахе), а другое — когда под боком у ЕС начинается война. У войны есть не только много сторонников, но и достаточное количество противников, которые сделают все возможное для ее предотвращения. В том числе осадят Майю Санду и постараются объяснить ястребам из байденовской администрации мысль о том, что сдержать Россию можно иным способом. Менее опасным для всех участников процесса.

Читать ещё •••

Видео дня. Самбурская и Бузова засыпали друг друга оскорблениями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены

Связь с компанией


×